Статьи

Подписаться на RSS

Популярные теги Все теги

БОЕВОЙ НОЖ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

БОЕВОЙ НОЖ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Тиханычев Олег Васильевич
Центральный научно-исследовательский институт Минобороны России
кандидат технических наук, профессор Академии военных наук



Тиханычев О.В. Боевой нож: история и современность // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/03/14295 (дата обращения: 26.03.2019).


   Давно прошли времена, когда холодное оружие царствовало на поле боя, но и с наступлением эпохи огнестрельного оружия его снизилась незначительно: в ближнем бою по-прежнему применялся штык, другое холодное оружие, а иногда и шанцевый инструмент.

   Практика Первой и Второй мировых войн показала, что использовать винтовки с примкнутым штыком в рукопашных схватках, ведущихся за окопы и другие укрепления, стало неудобно. Не решало проблему использование штыка отдельно от винтовки. В связи с этим в армиях воюющих стран широкое развитие получили специализированные, «окопные» боевые ножи. Наиболее активно в период Первой мировой войны производство боевых ножей велось в Германии и Австро-Венгрии. Ножи, получившие наименованиеGrabenDolch (траншейный кинжал) или Nahkampfmesser (нож для ближнего боя) поставлялись преимущественно в штурмовые подразделения. Большая часть «окопных» ножей была выпущена фабриками Solingen и Deutsche Maschinenfabrik.

   В период между мировыми войнами, с появлением на вооружении укороченного оружия, не имеющего штыка, значимость такого элемента снаряжения бойца как нож ещё более возросла. Это наглядно проявилось в ходе Советско-Финской войны 1939-40 годов: успешное применение финскими войсками ножей типа пуукко (puukko) послужило причиной принятия на вооружение Красной Армией армейского ножа НА-40 и ножа разведчика НР-40, являющихся одной из разновидностей «финок».

   Справедливости ранее следует отметить, что финские ножи, да и само слово «финка» появились в России ещё в начале прошлого века. Популярность ножей пуукков Российской империи привела к тому, что финским в России стал называться практически любой нож с прямым клинком и скосом обуха «щучкой». Особенным успехом «финки» пользовались в криминальной среде. Ещё до революции 1917 года оформились такие отличительные черты русского финского ножа, как скос обуха и долы, не являющиеся обязательными на традиционных финских ножах.  Но именно итоги «зимней войны» обеспечили появление НР-40 в войсках, а массовое изготовление фабричными и кустарными методами разновидностей и реплик этого ножа повлекли за собой закрепление его конструкции в отечественной ножевой традиции.

Принятие на вооружение ножей образца 1940 года вызвано появлением в войсках относительно коротких образцов стрелкового автоматического оружия (в первую очередь пистолетов-пулемётов), у которых не предусмотрено крепление штыка к стволу. Армейский нож выдавался автоматчикам Красной Армии, поэтому иногда аббревиатуру НА-40 ошибочно расшифровывают как «нож автоматчика». Нож относился не к оружию, а к имуществу и заносился в личную книжку красноармейца. Из-за высокой потребности в ножах, не все военнослужащие, в том числе автоматчики, имели его на вооружении. А вот такая категория военнослужащих как разведчики, вооружались ножами в первоочередном порядке и в полном объёме. Поэтому часто, говоря об армейском ноже, называют «нож разведчика» (НР-40). Разновидности в принципе одной и той же конструкции: ножи НА-40 и НР-40 практически не имели отличий, за исключением небольших деталей, обусловленных особенностями оснастки выпускающих их заводов, хотя и обозначались разными индексами Главного артиллерийского управления (6Х6 и 6Х7 соответственно). А в официальных документах и тот и другой назывались «кинжал-нож» или «спецнож (по типу финский)» [6].

   В годы Второй мировой войны потребность в боевом ноже существенно возросла. Большинство стран – участников войны были вынуждены срочно решать данную проблему. В Германии в годы Второй мировой производство «окопных» ножей было возобновлено в Золингене. Немецкие ножи начала войны по конструкции оставались такими же, как и их прототипы времён Первой мировой, лишь слегка уменьшились в размерах. В 1942 году вермахт начал закупки новых пехотных ножей (Infanteriemesser) образца 1942 года – недорогого армейского ножа в металлических ножнах оснащенных клипсой: эту модель можно было крепить на поясной ремень и носить зацепленной за голенище сапога. Дизайн ножа был лаконичен – узкие спуски на клинке, пластинчатый монтаж на трех заклепках, в качестве ограничителя – небольшая стальная пластина. Еще одним отличием от ножа времен Первой мировой стала укороченная крестовина, призванная минимизировать риск потери ножа в движении из-за случайного зацепления за другие части снаряжения. Наряду с табельными моделями, в вермахте и войсках СС получили распространение и другие типы ножей, закупаемые партиями или поштучно армейскими органами снабжения и самими военнослужащими.

  Американская армия после вступления в войну оснащалась морально устаревшими окопными стилетами-кастетами U.S.1917/1918 и кинжалами-кастетами Mark I. Однако их низкая функциональность побудила американских военных уже после начала военных действий обратиться к гражданским моделям, и на базе многофункциональных охотничьих ножей создать так называемую «шестидюймовую версию семидюймового охотничьего ножа». Но и этот боевой нож американской морской пехоты, известный под маркой KA-BAR, по большинству эксплуатационных и технологических характеристик уступал НР-40.

   Таким образом, Германия и США вступили в войну, фактически не имея удобного многофункционального боевого ножа. Ещё хуже обстояли дела с оснащённостью армейскими ножами армий Великобритании и, как ни парадоксально, Японии, где из-за отсутствия штатных армейских ножей пехоту пришлось вооружать поварскими ножами.

   В СССР выпуск ножа разведчика НР-40 был налажен на заводе «Труд» в посёлке Вача и на Златоустовском инструментальном заводе-комбинате № 259 им. В. И. Ленина (клеймо «ЗиК»), а также в многочисленных кооперативных артелях.  Подавляющее большинство от общего количества армейских ножей произведено именно в Златоусте. Пик производства в военное время пришёлся на 1942—1943 годы. В 1942 году на Златоустовском заводе произведено армейских ножей: 261000 штук, в 1943 году — 388000 штук. Сведений об объёмах производства НР на заводе «Труд» не сохранилось. Но ножи НР-40 с клеймом «з-д«ТРУД»Вача» практически не встречаются. А те, что автору приходилось видеть, оказывались переделкой ранее выпускавшегося на этом предприятии ножа сапёра НС-37, к которому в условиях полевых мастерских просто добавлялась гарда. Трудно подсчитать и объём производства артельных ножей, так как их учёт шел не по линии Наркомата вооружения, а по кооперативному ведомству.

Фото 1. Нож разведчика НР-40. Реплика производства мастерской Пашихина С.В.

   НР-40 имел клинок из углеродистой стали длиной 152, шириной 22 и толщиной у обуха не менее 2,6 миллиметров. Масса ножа без ножен 150 грамм. Форма клинка — со «щучкой» (скосом обуха типа клип-пойнт), гарда развитая, S-образная. Рукоять деревянная, монтаж лезвия всадной сквозной, ножны с металлическим прибором, подвес на кожаной петле (см. фото 1). Крепление ножа в ножнах – за счёт трения лезвия, что обеспечивало его бесшумное извлечение. Рукоять и ножны выполнялись из дерева и окрашивались в чёрный цвет для предотвращения демаскировки при действиях ночью, клинок воронению и покрытиям не подвергался. Рукоятка ножа выполнена с небольшим «брюшком» для повышения удобства держать нож в руке и обеспечения возможности определить положение лезвия на ощупь. Носить нож рекомендовалось на поясном ремне с левой стороны под углом 30°, рукоятью вправо.

   Имеется визуально заметная особенность ножа — «неправильный» изгиб крестовины гарды: у брюшка рукояти упор отклонен к клинку, у спинки — к руке. Работать таким ножом неудобно, мешает верхний упор крестовины. Подобный изгиб обусловлен боевой направленностью ножа. В соответствии с принципами боевого применения ножа того времени предусматривалось два основных хвата: прямой с лезвием вверх (удар направляется снизу-вверх в верхнюю область живота, под ребра в направлении сердца) и обратный (удар сверху-вниз в область шеи).   

  В обоих хватах нож лежит в руке «перевёрнуто» относительно обычного традиционного положения ножа, поэтому и гарда получила соответствующий изгиб. Из особенностей НР-40 можно отметить также сравнительно большую пяту (незаточенный участок) клинка перед гардой для выноса пальца на клинок и конструкцию ножен, более традиционных для кортиков и длинноклинкового оружия. Приёмы работы «коротким финским, или норвежским ножом» добавлены в боевую систему самбо в 1940 году. В 1941 году действия ножом входят в «Руководство по подготовке к рукопашному бою Красной Армии».

   В славной истории НР-40 есть один особенный эпизод. В 1943 году был создан Уральский добровольческий танковый корпус (после войны 10-я гвардейская добровольческая Уральско-Львовская танковая дивизия имени маршала Р.Я.Малиновского в составе 3-ей общевойсковой армии Группы советских войск в Германии, потом дивизия была сокращена до базы хранения техники, но сейчас принято решение о её воссоздании). Корпус был создан из уральцев-добровольцев и оснащён оружием и техникой, изготовленной на взносы трудящихся Свердловской, Челябинской и Молотовской (сейчас Пермской) областей. Рабочие Златоустовского инструментального комбината в подарок для каждого воина корпуса изготовили «ножи финского типа» с чёрной рукоятью из эбонита, черными ножнами типа НР-40. Разведка противника сразу обратила внимание на нестандартное холодное оружие танкистов, и Уральский танковый корпус начали именовать «Schwarzmesser Panzerdivision» (дивизия чёрных ножей). Дивизия, потому что наш танковый корпус по составу и вооружению был примерно равен немецкой танковой дивизии. В любом случае,  «Шварцмессер» НР-40 – тоже одна из легенд Великой Отечественной войны.

В развитие армейского ножа образца 1940 года был создан нож разведчика НР-43 «Вишня» образца 1943 года, с тем же клинком, отличающийся прямой гардой и пластиковой симметричной рукоятью.

Фото 2. Нож разведчика НР-43 «Вишня»

Хотя конструкция ножа в целом была удачной, мнение о НР-40 как о боевом ноже не всегда было однозначным. В личной беседе с автором ветеран-разведчик Скачко П.Г., рассказывал, что в быту нож был вполне удобен, а вот на задании разведчики чаще использовали самодельные «финки», сделанные «под себя». Мнение ветерана, который прошел всю войну и закончил её начальником разведки 9-й воздушно-десантной дивизии, не единично. Да и сейчас, в большинстве армий мира отмечается тенденция разделения ножей по функционалу на «окопные» (хозяйственные, ножи выживания) и боевые. Наглядным примером может служить развитие серии боевых ножей бундесвера KampfMesser: от универсальных ножей BWMesser образца 1968 года и KM2000 к специализированному боевому ножу KM3000.

Фото 3.Серия боевых ножей KampfMesser

Несмотря ни на что, НР-40 и НР-43 были удачным и вполне современным для своего времени оружием, успешно прошедшими всю войну и остававшимися на вооружении многие десятилетия после её окончания. Нож НР-43 до сих пор используется спецподразделениями некоторых государств. А в Советской армии продолжение традиции «финского ножа» прослеживается в форме штык-ножей к автоматам Калашникова и в оригинальных по конструктивным особенностям ножах разведчика НРС и НРС-2.

Ножевые мифы, часть 2.

Юридические легенды и мифы вокруг ношения и применения ножа

По многочисленным сайтам и форумам периодически возникают одна из следующих "светлых мыслей":

- Нож для самообороны носить нельзя
- Применять нож для самообороны нельзя, а можно ".....". Иначе посадят, потому что судьи не любят ножи. 
- Страшные на вид ножи применять нельзя, а нестрашные можно (типа Викса)
- Правовая оценка и юр. помощь последствий применения ножа сложнее оной при применении "....".

Мысли практически общеупотребимые (особенно номер два), но на практике довольно вредные, ибо способствуют созданию иллюзий о "самообороне".
 

Итак, по порядку.

 


  1. "Нож для самообороны носить нельзя".
    Ранее, при СССР и в РФ до 2003 года, ношение ХО являлось преступлением. Сейчас - нет. Декриминализировано: за ношение холодного оружия - административная ответственность, ношение "хозбыта" - ЛЕГАЛЬНО. Недавно меня незнанием этого порадовал генерал-майор МВД. До сих пор не знает...

    2. "Применять нож для самообороны нельзя, а можно ".....". Иначе посадят, потому что судьи не любят ножи".

    Самый злой бойан Ганз. ру.

    Законодатель наш, воскурив траву, при сертификации ГБ, ЭШУ и закреплении правового статуса ГСВ и бесствольного огнестрельного применил термин "оружие самообороны", чем ввел в великое смущение наших сограждан. 

    Получилось, что чтобы "самообороняться", есть одобренное средство, которым можно, а остальными - нельзя. Административное право в виде ЗоО и сертификатов трактует данный вопрос именно так со стороны материального предмета - оружия. 

    Между тем, по отраслевой специфике любая "самооборона" - т.е. случай боевого применения оружия либо рук и ног по людям - урегулирован УГОЛОВНЫМ ПРАВОМ, а не ЗоО. Либо ст. 37-38 УК, либо соответствующими статьями Особенной части. Уголовный закон действует прямо, метод - сверхимперативный, и ИНЫМИ актами предмет уголовного права регулироваться НЕ МОЖЕТ. 

    И уголовное право РФ по своей логике привязывает любую квалификацию к ПРИЧИНЕННЫМ ПОСЛЕДСТВИЯМ. То есть у нас есть составы "Причинение тяжкого\среднего\легкого\ вреда здоровью", но нет составов в духе "Причинение вреда здоровью серпом\лопатой\3,14дюлями\ножом" и.т.п. 

    В отдельных случаях самостоятельно урегулированы преступления по неосторожности, но про орудие\средство и там НИ СЛОВА. 

    То есть существенным является ФАКТ НАЛИЧИЯ состояния необходимой обороны, и доказательство этого факта, но никак не средства и способы. Они могут быть любые - вариантов множество. 

    Исключение: общественно опасные способы. Взрывы, поджоги, яды и.т.п. Одна из формул НО - "Предотвращенный вред должен быть больше причиненного". Если средство НО представляет прямую опасность для 3 лиц - это НО в ситуации применения, а косвенный умысел ко всем остальным вероятным (или реальным) потерпевшим.

    Средство может быть любым - от рук и ног до сельхозинвентаря и обломков летающей тарелки. Потому что законодателю оно НЕ ИНТЕРЕСНО - в УК ни в ст. 37-38, ни в статьях Особенной части про него нет НИ СЛОВА. 

    Теперь про то, как "нелюбовь к ножам" может повлиять на приговор. 

    Порядок разрешения уголовных дел - процессуальный. При том процесс - это бюрократическая процедура, регламентированная УПК, а содержание определено нормами материального права, то есть УК РФ. 

    На 90% исход дела определяется содержанием обвинительного заключения (и фактом его наличия ). Это - финиш предварительного следствия, и в нем должны быть расписаны все элементы состава преступления:
    - Объект (общественное отношение, защищенное статьей)
    - Объективная сторона (обязательные: деяние, последствия, причинно-следственная связь между ними;факультативные: время, место, способ, орудие, средство)
    - Субъект (обвиняемый)
    - Субъективная сторона (вина, мотив, цель).

    Так вот, суд в мотивировочной части приговора должен усмотреть в действиях лица ВЕСЬ СОСТАВ, опираясь на доказательства. Если остальной части состава нет и\или пробелы в обвинении - дело развалится, и приговор судья не постановит, хоть трижды "не любит" ножи. Как видим, орудие преступления - факультативный, т.е. не обязательный признак состава. Суду интересно его наличие, а не свойства; все "рубилово" происходит вокруг ВИНЫ и ее формы - УМЫСЛА. 

    Касаемо последнего любое оружие обвинение попытается признать наличием умысла - подстрелил\подрезал\ - было чем, значит специально с собой взял. Потому всем советую находить корректное обоснование нахождения оружия (нож - точить нес, пистолет - в тир хотел заехать, и.т.п.

    И опять-таки нож ничем не отличается здесь от другого "предмета, использованного в качестве оружия": доказали НО - нет преступления, не доказали - есть. И с "Осами" люди садятся, и вообще без оружия.

    Суд эти самые доказательства анализирует, и в приговоре расписывает состав в мотивировочной части (собираются они все равно на следствии). 

    Теперь о грустном.

    - реально суд доказательства не исследует без особой на то мотивации - списывают из обвинительного заключения.
    - уголовный процесс в России по факту обвинительный, и если дело дошло до суда , то без хорошего юриста ВСЕ шансы на обвинительный приговор. Потому единственно верным считаю прекращение УД на стадии следствия - проще и дешевле. Кстати онтологичыески это и есть корректное применение ст. 37 - по мысли законодателя обстоятельство, исключающее преступность деяния, по смыслу должно или исключить возбуждение УД, или повлечь его прекращение, но никак не применяться в суде - это редкое исключение.
    - самому проблему решить нереально - нужна ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ юридическая помощь. Что дорого. 

    То есть прикидывая возможность "необходимой обороны" с чем угодно - надо подумать, насколько оно надо. Ладно, если "лучше сидеть, чем лежать" - тут все ясно. Если нет - надо сразу рассчитать, хватит ли на оную денег: дорогое удовольствие. И чем менее правомерное, тем дороже.

    А рассчитывать, чем обороняться "можно", а чем "нельзя" - ОПАСНАЯ ГЛУПОСТЬ, которая может стоить свободы. Не про это надо думать.

    3. "Страшные на вид ножи применять нельзя, а нестрашные можно (типа Викса").

    Снова вопрос об "оценке судьями", но не только. Про роль ножа в составе преступления см. выше, но при обсуждении сего вопроса на Ганзе была высказана интересная точка зрения, что внешний вид ножа как-то повлияет на правосознание судьи. 

    На мой взгляд, сие вредно по 2 причинам:
    - несущественно юридически
    - вредно практически, потому что если вместо эффективного ножа носить "нестрашный", то можно тупо сдохнуть, так и не прорезав одежду на оппоненте. 

    Что важно юридически:
    - чтобы был законный, не запрещенный к обороту и не ХО (с последним, если есть разрешение и охотбилет - ситуация смутная). 
    - чтобы можно было внятно обосновать его нахождение с собой. 

    То есть - опять речь об УМЫСЛЕ и как сделать так, чтобы его не было.

    4. Правовая оценка и юр. помощь последствий применения ножа сложнее оной при применении "...."

    Дело вкуса, но по существу юр. услуги делятся на качественные (когда результат есть) и некачественные (когда его нет). Первые дешевыми не бывают, если нет близкого знакомства с юристом. 

    Любая ситуация "самообороны" - задница по определению, и неважно с чем она была. Так что если возник факт разбирательства в милиции и далее суде - СКОРЕЕ ВСЕГО это будет долго и дорого. Чем раньше начать решать проблему (идеально спустя 5 минут по факту)- тем проще и дешевле. 

    ...Думаю, будет много вопросов. Постараюсь ответить...

    "Мнение мое, и не обязательно правильное" (С) АНК

    Василий "Viper NS", 2008 год